2.2 C
Moscow
Октябрь 30, 2020
HealPro

О алкоголе

heal

Алкоголизм — это первичное, хроническое заболевание, на развитие и проявление которого воздействуют генетические, психологические факторы и окружение. Это заболевание, как правило, прогрессирующее и смертельное. Оно характеризуется постоянными или периодическими неудачными попытками контролировать употребление алкоголя, озабоченностью алкоголем или наркотиком, употреблением алкоголя или наркотика, несмотря на неблагоприятные последствия, нарушением мыслительных процессов, наиболее заметное из которых отрицание.

Термин «отрицание» используется в определении не только в смысле единичного психологического защитного механизма, отражающего значение и значительность событий, но и более широко, включая целый ряд психологических маневров, снижающих осознание того факта, что употребление алкоголя или наркотика является проблемой, а не решением проблемы. Отрицание становится неотъемлемой частью заболевания и почти всегда — основным препятствием к выздоровлению. Отрицание в алкоголизме есть комплексный феномен, определяемый множественными психологическими и физиологическими механизмами. Это включает фармакологический эффект алкоголя на память, влияние эйфорической памяти на восприятие и самоосознание, роль подавления и вытеснения, как психологических защитных механизмов, а также влияние социального и культурного потакательства и пособничества.

ЭФФЕКТ ВИНОГРАДНОЙ ГРОЗДИ

Так называемый «эффект виноградной грозди» был открыт в 1961 году американскими учеными Найсли, Москау и Пеннингтоном, и подтвержден впоследствии советским ученым А.П. Явлиным. Результаты проведенных исследований заставили по-новому взглянуть на механизм и масшатабы вреда, приносимого алкоголем человеку.

В первых опытах американских ученых были использованы длиннофокусные микроскопы позволяющие наблюдать на клеточном уровне за процессами происходящими в живом организме. Для того, чтобы «заглянуть» в живого человека, Найсли и его коллеги воспользовались роговицей глаза, под которой удается рассмотреть мельчайшие кровеносные сосуды – капилляры. Из интервью, данного профессором Найсли в 1967 году корреспонденту журнала «Ридерс дайджест», следует, что идея посмотреть, не происходит ли каких-либо изменений в кровообращении на уровне капилляров под действием алкоголя, пришла совершенно случайно.

Оказалось, что под воздействием алкоголя происходит интенсивное склеивание красных кровяных телец – эритроцитов, обеспечивающих ткани организма кислородом.

Механизм склеивания состоит в следующем. Алкоголь — сильнейший растворитель биологических жиров. Спирт, как известно, используют для обезжиривания и очистки поверхности. При поступлении в организм, алкоголь быстро проникает в кровь, где начинает соприкасаться с эритроцитами. В обычном состоянии внешняя поверхность эритроцитов покрыта тонким слоем жировой смазки, которая, при трении о стенки сосудов, электризуется. Каждый из эритроцитов несет на себе однополярный, отрицательный заряд, поэтому эритроциты отталкиваются друг от друга. Спиртосодержащая жидкость удаляет этот защитный слой и снимает электростатическое напряжение. При этом красные кровяные клетки приобретают новое свойство: меняется их полярность и такие клетки начинают слипаться друг с другом. Это явление и получило название — «эффект виноградной грозди». Размер и количество таких гроздьев определяется количеством выпитого.

Несколько сотен слипшихся эритроцитов после приёма алкоголя внутрь

Следует заметить, что представление о кровообращении как о течении крови по сосудам на уровне капилляров довольно далеко от истины. Диаметр капилляров иногда настолько мал, что эритроциты буквально «проползают» по ним поодиночке, нередко раздвигая при этом стенки капилляров. Поэтому ясно, что целая гроздь склеенных эритроцитов не способна двигаться по капиллярам.

Один эритроцит в мельчайшем капилляре


Появившиеся в крови гроздья из эритроцитов образуют в тонких капиллярах тромбы. По наблюдениям, выполненным профессором Л.Е. Поповым совместно со студентами Московского университета В.Л. Поповым и Е.Ю. Черкашиным, комки эритроцитов появляются в пробах крови человека через 40 минут после приема алкоголя (испытуемый принимал натощак стакан сухого вина), их число достигает максимума через полтора-два часа (рис.1), когда концентрация алкоголя в крови максимальна. Сгустки имеют неправильную форму и содержат в среднем 200-500 эритроцитов. Встречаются отдельные сгустки, содержащие тысячи эритроцитов. Тромбы таких размеров перекрывают уже сосуды не самого мелкого калибра. При этом прекращается поступление эритроцитов и плазмы крови в соответственно все дальнейшие меньшие сосуды. Вместе с эритроцитами к тканевым клеткам перестает поступать кислород, вместе с плазмой – питательные вещества, содержащиеся в ней. Наступает гипоксия – кислородное голодание тканей, в которых возникли алкогольные нарушения кровоснабжения.

Тромб алкогольного происхождения, однажды возникнув, может сохраняться многие месяцы. Это заметил еще Найсли с сотрудниками, наблюдая за одними и теми же разветвлениями сосудов. Исследователи прекратили наблюдения, так и не дождавшись восстановления кровообращения в закупоренных сосудах.

Что же происходит с тканевыми клетками, лишившимися кислорода и питания? Они погибают. Погибают подобно любому живому существу при недостатке кислорода в среде обитания или при нарушениях в процессе дыхания.

Исследованиями Найсли, А.П. Явлина и других советских и зарубежных ученых получена достаточно ясная картина изменений, происходящих под воздействием алкоголя в самой кровеносной системе человека и животных. Импульсы давления (пульс), встречаясь с преградой – тромбом, вызывают сильное расширение сосудов в непосредственной близости от тромба. Иногда это расширение оказывается необратимым: появляется вздутие – микроаневризма (рис.2). В отдельных случаях стенки сосудов не выдерживают повышенного давления и разрываются, возникают кровоизлияния – микроинсульты.

Описанные поражения кровеносных сосудов под воздействием алкоголя имеют универсальный характер. Они происходят в тканях всех органов.

Изменения, происходящие в организме человека под воздействием алкоголя, очень похожи на нарушения, связанные с травмой. Синяк, полученный при ушибе, тоже представляет собой многочисленные кровоизлияния; нарушения кровоснабжения в поврежденной области также приводят к гибели части тканей. Человек, выпивший спиртного, представляет собой что-то вроде большого, во весь рост, равномерно распределенного синяка: те же кровоизлияния, те же отмирающие ткани, заменяемые соединительной тканью – мельчайшими рубцами, остающимися вместо клеток, выполняющих разнообразные функции. И заживление этого «человека-синяка», выздоровление после травмы, нанесенной ему алкоголем, длится приблизительно те же три недели, что и в случае синяка, полученного при ушибе. О «выздоровлении», следует, конечно, говорить очень условно, потому что далеко не все погибшие клетки будут заменены новыми. Некоторые будут заменены на бесполезные рубцы (соединительную ткань), а некоторые в принципе не могут быть восстановлены, например, нейроны, каждый из которых является носителем уникальной информации. Таким образом получается, что состояние опьянения, это ни что иное, как прекращение кровеснабжения отдельных участков мозга.

ПСИХОДИНАМИКА АЛКОГОЛИЗМА
Психоаналитические концепции вполне приложимы к пониманию употребляющего алкоголь. Оральная фиксация соответствует заторможенному развитию алкоголика. Эта фиксация выражается в характеристиках инфантильности и зависимости, таких как нарциссизм, «требовательное» поведение, пассивность и зависимость. Фиксация обнаруживает себя после значительных деприваций раннего детского развития. Многими доказательствами обосновывается точка зрения, что алкоголики были отвергнуты одним или более родителями и эта потребность в привязанности относится к главнейшим психологическим факторам развития алкоголизма. К числу других факторов, определяющих конфликт зависимостей, относятся гиперопека и форсирование взрослой ответственности ребенка.

В трезвости алкоголики во многих случаях обнаруживают компульсивно-навязчивые черты личности, несмотря на то что в состоянии опьянения проявляют подавленность. Им присущ перфекционизм, потребность в контроле.

Некоторые авторы считают, что проблемой личности алкоголика является психодинамический конфликт, который, однако, не формирует алкогольную личность.

Конфликт складывается из недостатка самооценки вкупе с чувствами никчемности и неадекватности. Эти чувства отрицались и подавлялись и в результате вызвали неосознанную потребность быть объектом заботы и привязанности (потребности в зависимости). Поскольку эти зависимости не могут быть реально приняты, они приводят к беспокойству и компенсаторным потребностям в контроле, власти и достижениях. Алкоголь успокаивает, и, что более важно, фармакологически вызывает чувство силы (власти), всемогущества и неуязвимости. Когда алкоголик проспится, он мучается виной и отчаянием, поскольку ничего кроме состояния опьянения он не достиг, и проблемы его остались. Таким образом, его чувство ничтожности становится острее, и конфликт выходит на следующий виток, часто с прогрессирующим упадком духа.

Алкоголь обеспечивает искусственное ощущение власти и контроля, которое не достигается в реальности. И этот самый факт ощущения чувства власти над волей взращивает грандиозное представление алкоголика о себе. Эта острая потребность в грандиозности может быть названа реактивной грандиозностью. Алкоголь в алкоголике вызывает эффект «повышения эго» и мысли о власти и силе. Исследователи семей алкоголиков установили, что алкоголики имели повышенное неприятие потребности зависеть и испытывали чувство жертвы вместе с компенсаторной грандиозностью.

Отверженность в детстве, гиперопека или слишком ранняя ответственность ведут к неосознанной потребности в воспитании, которая не может реализоваться и в результате — отвержение. Оно ведет к тревожности, которая, в свою очередь, приводит к развитию многих защитных механизмов, в особенности отрицания и компенсаторной потребности в грандиозности. Грандиозность заставляет таких индивидов сильнее стараться и приводит к неизбежным результатам.


ФИЛОСОФИЯ ЛЕЧЕНИЯ
Главным в лечении является процесс. Для лечения нужна соответствующая среда — «чистая», «безопасная», не осуждающая. С больными необходимо установить партнерские отношения. Врач и пациент как бы объединяются для борьбы с болезнью. Весь персонал должен быть профессионально переориентирован. Для этого предлагается проводить специальное обучение всех, кто участвует в лечебной программе: от административных работников до ночных санитарок. Атмосфера лечебного центра — один из важнейших факторов влечении. Для этого должна быть создана эффективная программа коммуникации между персоналом. Рекомендуется проводить каждое утро встречи всех, кто участвует в настоящий момент в лечении. На встречах обсуждается план лечения, вносятся соответствующие изменения, в зависимости от поступающей информации. Существуют журналы, в которые делают записи наблюдений за больным дежурившие в выходные или в ночные смены ме-дицинский и обслуживающий персонал. Meнтальность химически зависимого всегда бу~ дет искать способ избежать лечения. И действия мультидисциплинарной команды, которая занималась бы индивидуальным лечением пациента, является эффективным методом. Больной должен чувствовать, что все окружающие его люди-специалисты, готовые ему помочь, но не потакать болезни. И никакие ею попытки нарушить условия пребывание в лечебном центре не будут иметь успеха. А правила должны быть достаточно строгими и конструктивными, это поможет самому пациенту в процессе определения собственных границ. Такие условия позволяют больным быстрее растождествиться с болезнью и воспринимать ее как нечто, с чем он пытается бороться, имея вокруг себя понимающих и поддерживающих людей.

Команда должна работать по принципу симбиотического синергизма.

√ Симбиоз — существование двух или более организмов в рамках взаимовыгодных отношений.

√ Синергизм — совместные действия, при которых общий эффект выше суммы эффектов отдельных частей

«Общая сумма больше суммы отдельных слагаемых».

Сила команды в том, что каждый знает свою работу и несет за нее личную ответственность Должна присутствовать восприимчивость к новым идеям, подходам, высокая адаптивность. Знание о происходящем процессе позволит всем членам команды чувствовать важность собственного вклада.

Однако не надо забывать о том, что каждый человек приносит в команду семейную роль. Это может быть ловушкой, для преодоления которой и других ловушек необходимо уделять должное внимание внутренней работе с персоналом. Проводить супервизии и другие мероприятия, позволяющие проработать возникающие внутриличностные конфликты.

СИМПТОМЫ И МЕХАНИЗМЫ БОЛЕЗНИ
Вопрос, на который бывает трудно ответить: когда человек перешел черту от здоровья к болезни? Пил себе пил, не опохмелялся, памяти не терял. Или кололся раз в месяц, полгода и вдруг сразу наркоман? Многие врачи говорят о том, что наркоманом человек становится после первого укола. Ну что ж, в этом есть доля истины. Если быть более точным, то физический уровень зависимости возникает при употреблении разных наркотиков по-разному, я уже приводила пример с опием. А вот как установить точную дату начала алкоголизма? Давайте рассмотрим механизм развития болезни.

Почему человек начинает употреблять? Ну, конечно, ради удовольствия. И вначале он, безусловно, удовлетворяет свои потребности. Он получает удовольствие по относительно невысокой цене. Это начало процесса.

Следующая стадия болезни выглядит таким образом: после употребления, кроме удовольствия, начинаются неприятности. То есть человек начинает платить дороже за то, что покупает. Товар тот же, а цена другая — выше. На последней стадии этого процесса человек употребляет вещество не ради удовольствия, а просто для того, чтобы чувствовать себя нормально. Платить он продолжает, и цена растет по-прежнему. Честно говоря, назвав эту стадию последней, я была не права. Последняя стадия болезни на выбор: тюрьма, безумие, смерть.

Таков механизм заболевания. А теперь давайте поподробнее рассмотрим, что же происходит по мере заболевания.
На ранней стадии:
√ употребление наркотиков или алкоголя тайно
√ постоянная озабоченность алкоголем или наркотиком
√ употребление залпом
√ избегание разговоров об употреблении наркотика или алкоголя
√ возникновение провалов в памяти

√ повышение устойчивости к веществу
√ употребление до и после каких-либо мероприятий
√ употребление для физического или эмоционального облегчения
√ чувство дискомфорта в ситуации отсутствия вещества.


Средняя стадия:
√ начало потери контроля над употреблением
√ вранье по поводу употребления
√ учащение случаев приема вещества для облегчения состояния
√ сокрытие и защита источника вещества
√ возникновение сильной потребности в выпивке
√ первые попытки воздержания
√ неодобрение со стороны окружающих
√ рационализация (объяснение) причин употребления
√ вспышки агрессивности
√ попытки произвести впечатление, быть внушительным
√ чувство вины по поводу употребления
√ пренебрежение едой
√ беспричинная обидчивость
√ личные отношения с близкими людьми становятся менее значимыми, пренебрегает ими
√ частые мысли о перемене места жительства
√ снижение потенциала, сексуального влечения
√ частые смены места работы, потеря работы
√ употребление в одиночестве (тайно)
√ попытки контролировать количество вещества и частоту употребления
√ случаи тремора, дрожи, судорог.

На поздней стадии происходит следующее:
√ употребление рано утром
√ случаи длительных запоев
√ нарушение мыслительных процессов, проблемы с памятью
√ употребление с людьми более низкого социального положения
√ снижение устойчивости к веществу
√ необоснованные страхи
√ потеря способности работать
√ проблемы со здоровьем
√ снижение моральных стандартов
√ пребывание в больницах с целью лечения зависимости
√ постоянное чувство раскаяния √ потеря друзей, семьи
√ все алиби исчерпаны
√ смерть.

Алкоголик или нет???

Хочется отдельно остановиться на важном вопросе. Как же все-таки отличить алкоголика от неалкоголика? Я не говорю в данном случае о наркоманах, здесь более-менее все понятно. Если колется, нюхает, курит или еще что-нибудь делает с наркотиком регулярно, значит, наркоман.

Я не очень уверена, что эту статью будут читать люди, страдающие алкоголизмом или наркоманией. Во-первых, они как минимум, хотят научиться любить себя. А во-вторых, им некогда, употребление забирает слишком много времени. Но не только поэтому. Есть и еще причина, но о ней позже. А вот близким иногда самим очень трудно бывает не только определить — есть болезнь или нет, но и просто увидеть вещи такими, как они есть.

Перечислю девять признаков, и если вы отметите наличие хотя бы трех, то можете с уверенностью сами ставить диагноз — алкоголизм. И не надо этого бояться. Надо смотреть правде в глаза. Любая болезнь легче лечится в начале. Болеть не стыдно, стыдно не лечиться.

1. Алкоголь часто принимается в больших количествах или в течение более продолжительного времени, чем человек намеревался.
2. Имеется настойчивое желание сократить или контролировать употребление алкоголя. Была одна или несколько безуспешных попыток это сделать
3. Много времени уделяется: занятиям, прямо или косвенно связанным с добыванием алкоголя; самому употреблению (например, запои); возвращению в нормальное состояние после действия алкоголя (постпохмельный синдром).
4. Человек часто находится под действием алкоголя или наркотика, в то время как должен выполнять свои рабочие, домашние или учебные обязанности. Не понимает опасности своего состояния (например, может вести машину в нетрезвом виде).
5. Дела на работе, дома, другие важные сферы жизни забрасываются или время для них сокращается из-за употребления алкоголя.
6. Продолжение употребления несмотря на знание проблем им вызванных (семейные ссоры, депрессии, обострения хронических заболеваний, проблемы на работе).
7. Повышенная устойчивость: потребность в больших дозах вещества для достижения состояния опьянения или заметно меньший эффект при использовании того же количества.
8. Характерные симптомы абстиненции.
9. Прием алкоголя для облегчения или с целью избежать симптомов абстиненции («опохмеляется»).

Если некоторые из симптомов продолжались по меньшей мере месяц или возникали неоднократно в течение более длительного периода времени, то вы имеете дело с алкоголизмом, болезнью, которую надо лечить.
ДВОЙНОЙ ДИАГНОЗ

Проблема двойного диагноза мало освещается в специальной литературе. Но при лечении химической зависимости она встает очень остро. При принятии диагностического решения очень важно определить первичность заболевания. Для этого необходимо спрашивать пациента о жизненных проблемах, связанных с употреблением алкоголя:

√ разрыв семейных отношений, развод
√ потеря работы

√ неоднократные приводы в милицию

√ проблемы со здоровьем, вызванные злоупотреблением психоактивных веществ.
Диагноз



АЛКОГОЛИЗМ
Проверьте наличие преморбидных психиатрических расстройств, особенно аффективных расстройств и диагноза антисоциальной личности.


Антисоциальные проявления в 4-х жизненных сферах, начало до 16-ти лет

Продолжительные периоды депрессии (или мании) до начала первых жизненных проблем, связанных со злоупотреблением алкоголя (или во время длительного периода воздержания)

Никаких серьезных психиатрических проблем до начала алкоголизма

Физические проблемы при алкоголизме

Эти сведения я привожу для близких. Они смогут лучше понять, что же происходит с тем, кто употребляет алкоголь. А понимание — это именно то, что необходимо. Я не буду рассказывать о действии наркотика. Даже косвенно не хочу его пропагандировать. Известно, что такой метод борьбы рождает любопытство еще не окрепшей психики.

Алкоголь — вещество, способное оказывать различные воздействия на организм.

На первой фазе, которую можно назвать фазой возбуждения, алкоголь можно считать стимулянтом. Человек чувствует прилив энергии, так как алкоголь раздражает железы, выделяющие адреналин и подавляет центры возбуждения в мозге. На этой фазе проявляются определенные эмоции, возбуждение, импульсивная речь, смех, иногда желание спорить или ругаться.

Алкоголь создает ощущение благополучия, тепла, повышенной уверенности в своих умственных или физических возможностях. Человек становится «тем, кем всегда хотел стать», так как процессы торможения не работают и критика снижается. Он может быть самодовольным, а может быть сентиментальным и испытывать к себе непомерную жалость. Реакция зависит от человека, его индивидуального склада характера.

Алкоголь — это депрессант. После того как человек испытал такой неоправданный подъем, алкоголь быстренько ставит его на место. Мозг перестает эффективно работать. Алкоголь способен вызывать прогрессирующую и продолжительную депрессию нервной системы, подавляя ее функции. Это подавление доходит до полного выключения сознания. А может носить формы притупленного видения мира, сниженного самоконтроля, плохой памяти и ослабленного внимания. Способность мыслить ухудшается уже при употреблении 60 г, а при 250 г она снижается на 60-70%.

Далее необходимо сказать о том, что нарушается зрение, особенно периферическое. Возникает так называемый эффект «туннельного зрения». Приблизительно так видит лошадь, на глаза которой надели шоры. Изменяется восприятие интенсивности света, наступает эффект удвоения.

Подавление мозга дает понижение давления. При большой концентрации алкоголя наступает подавление респираторных, сердечных и вазомоторных центров в продолговатом мозге, что приводит к шоку или коме, а потом к смерти.

Но способность организма поддерживать жизнь удивительна. Видимо, сам Господь Бог установил в нашем организме «выключатель», который срабатывает до того, как алкоголь парализует деятельность сердца и легких. И человек отключается, чем спасает свою жизнь. Большинство алкоголиков до сих пор живы именно поэтому. Надо только помнить, что от частого применения все вещи ломаются, и выключатели тоже.

Алкоголь разрушает гормоны страха и во время стресса тем самым как бы помогает нам не бояться. Но истина заключается в том, что, притупляя действие других систем, он делает нас менее сконцентрированными и собранными, то есть готовыми справиться с любой неожиданной ситуацией.

Еще один миф про алкоголь: «Алкоголь помогает организму не замерзнуть». Все обстоит немного по-другому. Дело в том, что алкоголь подавляет мозговой центр, контролирующий циркуляцию крови. Нервы мышечно контролируют стенки кровяных сосудов. Это подавление ведет к расширению наружных кровяных сосудов. Следовательно, после употребления алкоголя человек испытывает ощущение тепла, поскольку расширяются сосуды на поверхности кожи. Краснеет лицо. На самом же деле тепло теряется по мере того, как организм пытается его компенсировать, притягивая больше тепла изнутри. Расширение наружных (поверхностных) сосудов вызывает ощущение тепла, но сужение внутренних становится причиной того, что внутренняя температура падает и жизненные функции становятся замедленными, что снижает их сопротивляемость. Это показывает, что человек, находящийся в состоянии интоксикации, может замерзнуть до смерти быстрее, чем трезвый.

Алкоголь не может «храниться» в организме и не обладает никакой пищевой ценностью. В нем нет минералов, витаминов или белка. Только калории, примерно 200 в 30 г.

Многие не едят в период употребления алкоголя, поскольку это снижает его действие. Исследования показали, что организм алкоголика предпочитает калории алкоголя калориям пищи! Эта биохимическая потребность становится причиной того, что алкоголики отдают предпочтение алкоголю и отвергают пищу. Не думаю, что нужно объяснять последствия этого.

Попадая в кровь, продукты распада алкоголя совершают и другие коварные поступки. Они размягчают клетки крови, затрудняя процесс снабжения органов кислородом, а также являются причиной тромбирования сосудов, которое может служить причиной серьезных мозговых нарушений и смерти.

Напомню, что 50% хронических алкоголиков имеют необратимые мозговые нарушения и беспомощны до конца жизни, а контингент психиатрических больниц на 40% состоит из алкоголиков.

Система пищеварения одна из первых подвергается разрушениям. Стимулируется выделение желудочных соков, в которых большое количество кислоты. Как вы думаете, что будет делать кислота, оказавшись в пустом желудке (алкоголик ведь не ест)?

Алкоголь очень быстро усваивается, 90% остается в человеке, оставшиеся десять уходят через почки, кожу и легкие. Если доза велика, организм не успевает справляться. И тогда он начинает странствовать по организму. На поздних стадиях организм не в состоянии окислять и перерабатывать алкоголь. Печень как основной орган, который и осуществляет этот процесс, к тому времени уже разрушена.

Во время интоксикации печень перерабатывает хранящийся в алкоголе сахар в активный, циркулирующий сахар или глюкозу, и этот сахар попадает в кровяной поток. Отсюда сильная тяга к сладкому — это организм пытается компенсировать его утрату. Примерно через полчаса после приема алкоголя повышается уровень сахара в крови. Несколько часов спустя он резко снижается. Самый лучший вариант помочь организму — мед.

В печени при циррозе накапливается жир, и она увеличивается, в результате чего происходит рубцевание, сжатие или ее деформирование. Суженные сосуды не пропускают достаточное количество крови из желудка и кишечника в сердце, и происходит застой. Чтобы это компенсировать, организм образовывает новые каналы через брюшную полость и пищевод, что приводит к увеличению сосудов брюшной полости. А так как сосуды пищевода слабые, любое повышение давления может привести к кровоизлиянию. Именно кровоизлияние в пищевод является причиной смерти больных циррозом печени.

«— Кто ты? Прекрасная фея?

— Нет, это я, твоя белая горячка».

Белая горячка, или Делириум Тременс, по-научному. Это острый алкогольный психоз, при котором больной не ориентируется во времени, пространстве или людях, страдает галлюцинациями, в которых ему кажется, что либо он должен убить кого-то, либо должны убить его. Это очень тяжелое состояние. Поднимается давление, температура, учащается пульс. Больной испытывает беспокойство, бессонницу, страх, потливость, тремор и кошмары. Галлюцинация — это ложная идея или убеждение, не имеющая отношение к действительности. Это могут быть голоса, видения насекомых, странных угрожающих фигур. Смертность при белой горячке такая же, как и при инфаркте — 10—15%. Более того, ко многим рассудок так и не возвращается. Придя в себя, человек не помнит, что с ним происходило. Резкий отказ от алкоголя в 25% случаев может привести к смерти, чего не бывает даже при отказе от героина. Если же у больного были проблемы со здоровьем, то процент смерности поднимается до 50.

Думаю, что те, кого интересуют более подробные факты «деятельности» алкоголя в организме, могут удовлетворить свой интерес в многочисленной литературе по этому вопросу. А мы с вами пойдем дальше.

Сопротивление
Мой сосед по старой квартире — алкоголик, всегда при встрече интересовался моим здоровьем. На мой же встречный вопрос он отвечал, мол, уж с чем с чем, а со здоровьем у него все благополучно. Каждый раз, слыша это, я не могла сдержать улыбку. Странное дело, зная о вреде злоупотребления алкоголем и наркотиком, зная о том, что не миновать последствий, добровольцев лечиться не становится больше. Даже когда признаки болезни не только налицо, но и «на лице», зависимый упорно не желает признавать себя больным. Ничего удивительного. Это еще один симптом болезни. У химической зависимости, как и других болезней, есть множество симптомов, по которым эту болезнь можно определить. В предыдущих главах я уже о них говорила. Но некоторым симптомам я хочу уделить особое внимание. И первый из них — сопротивление.

Никто и никогда не встречал не сопротивляющегося лечению алкоголика или наркомана. Это все равно, что отсутствие кашля при бронхите. Алкоголик или наркоман должен сопротивляться, иначе либо он не больной, либо обманывает вас.

Процесс сопротивления выглядит часто бурно и активно. Чем больше давление со стороны окружающих, пытающихся спасти зависимого, тем сильнее он сопротивляется. Что заставляет его это делать? Он не хочет выздороветь? Хочет. Не хочет лечиться? В принципе готов. Не понимает, что он больной? Но это уже и ежу понятно. Так в чем же дело?

Поставьте себя на его место. А теперь скажите вслух: «Я — алкоголик (наркоман)». Что вы чувствуете? Дискомфорт, не правда ли? Признать себя алкоголиком или тем более наркоманом — значит признать себя человеком, стоящим на самой низшей ступени социального общества, отбросом, изгоем. Это значит признать, что жизнь не удалась, что для общества ты пропал. Кто пойдет на это добровольно?

Еще одна причина сопротивления заключается в том, что отказ от химического вещества — это огромная потеря. Ведь оно столько давало человеку: ощущение любви, умение свободно общаться, забвение в горе, возможность расслабиться и многое, многое другое. Болезнь нашептывает: «Не расставайся со мной. Нам было так хорошо вместе». И это правда. Никто не начинает пить, чтобы причинить себе зло. Человек пьет ради удовольствия и выгод, которые дает алкоголь. Но когда зло начинает перевешивать эти выгоды, наступает решающий момент для очень важного решения, принять которое очень трудно. Смириться с потерей выгод бывает просто невозможно. Разрывая отношения с близкими людьми, которые стали в тягость, мы всегда испытываем боль. Пытаемся вспомнить что-то хорошее, что связывало. Пробуем начать все сначала, думая, что сможем еще все исправить. Но вещество не человек, оно не меняется, так же как не меняется организм, в котором произошли необратимые изменения. И лазейка «я смогу пить как нормальный человек» — это ложь. Ложь, которой так много в этой болезни. Ложь, которая тоже является одним из основных симптомов заболевания.

Ошибочно думать, что алкоголику не стыдно за то, что он делает, что он не чувствует вину и угрызения совести. Наоборот, ему так больно, что он всеми силами старается скрыть это от всех, в том числе и от себя. Мы всегда защищаем рану, накладывая гипс или повязку. Чем она серьезнее, тем толще защита. А так как чувствуем мы душой, то защищать приходится именно ее. И тогда человек достает доспехи, пытаясь себя защитить. Эти доспехи называются «психологическими защитами».

Разные психологи называют разное количество психологических защит. С психологами спорить трудно, уж больно наука сложная. Поэтому я приведу лишь несколько видов защит, встречающиеся наиболее часто.

Первая называется «преуменьшение». Звучит так:
— Я пью только по выходным.
— Я пью только вино (пиво, шампанское …).
— Я пью только в компании.
— Я пью, но я же работаю.
— Я пью, но у меня же хорошая семья.
— Я могу бросить, когда захочу, я уже много раз это делал.

Человек как бы преуменьшает значимость происходящего тем, что преуменьшает количество выпитого или размер неприятностей. Поверив в сказанное, ему и окружающим становится легче: «Ну вот, все не так уж и плохо». Если бы вы знали, сколько раз мне приходилось это слышать не только от алкоголиков, но и от их жен и матерей. Думаю, вам тоже.

Другая распространенная защита — рационализация. Это не что иное, как объяснение причин своего пьянства. Тут можно писать тома. Уж какие только причины не придумывались алкоголиками, чтобы объяснить и оправдать свое пристрастие.

Это тот род оправданий, к которому прибегают, когда человек не прав. Пословица «оправдывается, значит не прав» относится именно к такому случаю. На самом деле человек пытается себя защитить. Наиболее типичные оправдания это: нервозность, стресс, трудная работа, глупый начальник, стерва-жена, неблагополучные условия жизни в стране… можете продолжить сами.

Проекция — еще один вид защиты. Про нее тоже есть пословица: «В своем глазу бревна не замечает, а в чужом соломинку видит». Алкоголик может сказать: «Все пьют, не я один». Или: «На себя посмотри». Или: «Я разве пью, вот сосед Колька — вот он пьет». Человек проецирует свои проблемы на других.

Это основные психологические защиты. Но проявлений у них множество. Это объяснения, оправдания, противоречие, сарказм, угрозы, нападки, согласие, комплименты, ерзанье, молчание, уход в себя, убегание, критичность. Окружающие видят со стороны превосходство, высокомерие, надменность, упрямство, вызывающее поведение, агрессию, фальшивость, безразличие, угрюмость, подозрительность, страдание, обидчивость. Все перечисленное скрывает такие чувства, как неадекватность, злость, печаль, боязнь, стыд, боль, обиду, чувство вины или одиночество.

Взяв в качестве основного героя алкоголика, я не забыла о наркоманах. Все эти проблемы, возникающие в жизни, в полной мере относятся и к ним. Трудностей и неприятностей у наркомана еще больше, чем у алкоголика, небольшие отличия есть во взаимоотношениях с окружающими и в отношении к себе. Они действительно небольшие и я о них расскажу в отдельной главе, посвященной наркомании. Когда в группе больных на сеансе групповой психотерапии сидели алкоголики и наркоманы вместе, это в большей степени раздражало именно наркоманов. Правда, только поначалу. Потом все соглашались с тем, что проблема-то у них одна. Поэтому и я в своей книге иногда говорю о тех и других вместе, а иногда разделяю. Чтобы облегчить вам дальнейшее восприятие материала, а себе — его изложение, далее я буду применять в основном слово «зависимый».

Итак, сопротивление — симптом болезни, который проявляется не только в самой болезни, но и в процессе лечения. Казалось бы, раз человек пришел лечиться сам, добровольно, то чего он сопротивляется? Однако не будем забывать, что мы имеем дело с очень сложной и хитрой болезнью.

Уже находясь в стационаре на лечении, зависимый может:

√ уклоняться от посещения лечебных мероприятий либо присутствовать на них формально, не работая;

√ объявлять о своей незаинтересованности в лечении или несогласии с формами лечения;

√ отказываться выполнять задания врача;

√ различными способами срывать лечебный процесс;

√ искать ошибки в лечении;

√ определять сам, что ему нужно лечить и как;

√ проверять на «крепость» персонал, сопротивляясь его указаниям;

√ приводить массу доводов в объяснении невозможности лечиться таким способом или в это время;

√ проспать лечебную процедуру;

√ может пожаловаться на зубную боль или головную боль, боли в животе и т. д. именно перед процедурой

и многое, многое другое, что создается болезнью.


СИМПТОМЫ БОЛЕЗНИ

Специфика поведения, суждений и реакций, в которых проявляется болезнь пациента во время нахождения в стационаре.

1. Депрессивные симптомы:
√ неспособность проявлять инициативу в действиях, поднимающих самооценку;
√ неспособность к выполнению самостоятельной работы;
√ склонность к преувеличениям несчастий, чрезмерным обобщениям и неспособность (ограниченная способность) заметить эту склонность за собой;
√ неспособность справиться с разочарованием;
√ отсутствие эмоциональной вовлеченности в обычные проблемы;
√ отсутствие противодействия деструктивному поведению;
√ неустойчивость эмоциональных ориентиров;
√ частые сомнения в себе;
√ недостаточная автономность (независимость);
√ неопределенность положения (размытая роль);
√ неспособность увидеть несколько вариантов решения проблемы;
√ при осознании проблемы или ситуации привычная установка на саморазрушение (обреченность);
√ постоянная интерпретация обратной связи как негативной и критикующей;
√ слабая способность и желание замечать свою компетентность и адекватность;
√ неспособность поддерживать отношения с другими;
√ крайняя сосредоточенность на собственных проблемах, причем эта сосредоточенность почти не осознается;
√ показная неспособность к обучению как привычный стиль в отношении к новому; √ отсутствие готовности отказаться от предшествующего деструктивного поведения;
√ неспособность/нежелание планировать развитие новых умений, навыков;
√ неспособность определить свои цели и задачи;
√ пассивное отношение к личным проблемам;
√ за переоценкой событий не следуют глубокие чувства (происходит на ментальном, а не эмоциональном уровне);
√ подавленность, легко и часто сбивается с толку, зацикливается;
√ гнетущее ощущение неминуемой гибели;
√ обремененность виной;
√ повторение бессмысленных действий;
√ недоверие к своим мыслительным способностям;
√ проявление нерешительности в удачных случаях или упущение их вовсе;
√ замешательство или подавленное состояние, дезорганизованное мышление в ситуациях, где необходимо сделать выбор;
√ неверная оценка вариантов в ситуации выбора;
√ низкая инициативность;
√ недостаточное следование инструкциям;
√ уклонение от решений или противоречивые решения;
√ пассивное желание умереть;
√ амбивалентное отношение к жизни.

2. Склонность к жертвенности как стилю поведения (симптомы):
√ пациент не расположен просить других уделить ему время или внимание;
√ неспособен действовать в собственных интересах;
√ демонстрирует пораженческое поведение;
√ работая вместе с другими, занимает пассивную позицию;
√ неспособен выбирать реакцию, позицию, точку зрения или иной ответ;
√ если ему внушают убеждения, установки, он принимает их на веру;
√ реагирует на происходящее незрело, основываясь на эмоциях;
√ занимается беспочвенными фантазиями;
√ демонстрирует инфантильное поведение;
√ в случаях, когда необходимо защищаться — бездействует, беспечен, беззащитен, раним, легко подчиняется отрицательным лидерам;
√ руководствуется детскими убеждениями.

3. Симптомы недоверия к процессу лечения:
√ упорно проверяет установленные порядки, отношения;
√ склонен защищаться интеллектуализацией и прожектированием;
√ чтобы избежать негативных мыслей, пытается рассуждать обобщенно;
√ стремясь отстраниться, устанавливает свои правила (границы) при обсуждении его взаимоотношений с другими лицами (когда это предусмотрено лечебным планом);
√ склонен определять сам, что ему нужно лечить и как;
√ особо развивает способности, позволяющие ему обходиться без чужой помощи;
√ оправдывает свою самонадеянность (и стремится к ней вернуться), ссылаясь на поведение других;
√ предпочитает разбивать задания на мелкие «подзадания»;
√ постоянно проверяет на «крепость» персонал, консультантов, сопротивляясь их предложениям;
√ чтобы получить разрешение самому готовить «отход» от лечения, ищет логические ошибки в лечении;
√ не старается приспособиться к правилам работы группы.

4. Симптомы незрелого поведения:
√ пациент использует детскую логику;
√ эмоционально открыт;
√ ограничен в способности перерабатывать информацию;
√ основные установки (убеждения) идут из детства;
√ детская способность к сопротивлению;
√ вновь и вновь «окунается» в ситуацию давно нанесенного оскорбления, произошедшей травмы, отдается при этом своим эмоциям;
√ склонен «поиграть» со своей химической зависимостью;
√ имеет противоречивые, конфликтующие установки и тенденции, демонстрирует это на очевидных примерах;
√ в ситуациях, требующих каких-то срочных действий, демонстрирует противоречивое мышление.
Почему так происходит? Представьте, что болезнь — это живой организм, поселившийся в человеке. Постепенно из гостя она превращается в хозяина положения. И тогда сам человек перестает жить своей жизнью, так как командует им болезнь. Не успеешь оглянуться, а хитрая и коварная гостья уже вовсю распоряжается в твоем доме — душе. И она будет делать все, чтобы остаться там навсегда. И любой, кто будет посягать на ее права, будет безжалостно уничтожен и изгнан. Но так как сама болезнь не имеет глаз, речи, рук и ног, то все это она заимствует у хозяина. И это она бьет жену или мать, она кидается с бранью на прохожих, она может убить. Она прогоняет друзей, особенно тех, кто видит ее. Она ищет оправдания и лжет, она извиняется и не сдерживает обещаний. Просто она хочет жить. И все, кто готов с ней сражаться, — враги. Это близкие, родные, врачи и даже сам больной. Но убить своего хозяина она не может, иначе ей тоже придет конец, и поэтому она доводит его до изнеможения, полного бессилия перед ней. Особенно когда он употребляет вещество. Так как именно оно — пища болезни. Без вещества она умрет. И она будет делать все, чтобы его добыть, любым способом, любой ценой. И убивает она своего носителя только тогда, когда он не может ей ничего дать. Тело разрушено, душа тоже. Недаром говорят, что алкоголик и наркоман продают свою душу дьяволу. Согласитесь, что на роль ангела эта болезнь не подходит. А на дьявола и его приспешников — очень.

Но болезнь невидима, а человек, ее носитель, вполне реален. И то, что он творит во время болезни, приписывается ему. И не только окружающими, но и им самим. Болезнь не видна и ему. Это еще одна хитрость. Она позволяет болезни быть еще сильнее. Ведь нет ничего опаснее невидимого врага. Вот она и становится невидимкой. И попробуй ее найди. Даже при вскрытии трупа не устанавливается диагноз — химическая зависимость. Где она? В печени? В сердце? Ан нет. Видны только разрушения, ею сделанные, а самой болезни нет. Почему? Потому, что болезнь эта психическая, а не физическая. Но так как тело наше связано с душой напрямую, то все болезни души, даже незначительные, отражаются на теле. Но это тема для другой книги.

В процессе лечения зависимый должен пройти несколько очень важных этапов. Во-первых, по симптомам в организме, поведению нужно опознать болезнь. Во-вторых, принять ее существование. Сделать это непросто, мы уже говорили, почему. Есть процесс сопротивления. Бороться с ним можно только одним способом — осознавать его. Так как сопротивление — часть болезни, то оно так же, как и сама болезнь, боится того, чего боятся все невидимки — света. В данном случае — света нашего сознания. Поэтому осознавая, мы уже боремся с ней. И уже после того, как больной признает наличие у себя болезни, он должен отделить ее от себя. Она будет цепляться руками и ногами, кричать, что любит, просить не бросать ее, драться и кусаться, прикидываться слабой и невинной. Главное — удержаться и не поддаться на все ее провокации. И при этом знать, что имеешь дело с очень сильным и хитрым врагом.

Не всем по плечу сделать это легко и быстро. Иногда требуется несколько попыток. Многие пациенты не один раз ложатся в клинику. И только когда сопротивление сломлено, начинается процесс лечения. Бывало, что весь курс лечения уходил на борьбу с сопротивлением. Конечно, таким пациентам приходилось нелегко после выписки; они оставались беззащитными перед жизнью, и болезнь опять поселялась в них. Важно помнить: то, что удалось выгнать ее из дома не значит, что она далеко ушла. Чаще всего она подстерегает за углом и только и ждет, когда вы расслабитесь. Что значит «расслабитесь», я подробно опишу в главе, посвященной срыву.

СТАДИИ ЛЕЧЕНИЯ

О лечении судят по продвижению через определенные этапы. Этапность можно наблюдать как в ходе групповой, так и в ходе индивидуальной терапии. Первый этап включает ситуации, в которых алкоголика «вынуждают не пить». Такая ситуация возникает, когда на пациента оказывается внешнее давление через угрозу потери работы, ухода жены или применения лекарственных препаратов. Но не меняется его отношение к пьянству и отрицание пьянства как серьезной проблемы. Алкоголик прекращает пьянство потому, что кто-то другой, но не он сам считает это необходимым. В процессе консультирования ему необходимо помочь увидеть, что он не может без алкоголя справиться с проблемами и выйти из стресса.

На первом этапе, который проходит под девизом: «Я не могу выпивать», существует потребность во внешнем контроле. Часто, когда пациент прекращает употреблять в начале лечения, он чувствует чрезмерную уверенность в новообретенной трезвости и испытывает чувство эйфории. Это чувство основано на отражении бессознательной бесконтрольности пьянства, которое теперь переживается как уверенный контроль над воздержанием от пьянства, равно как и над другими сторонами жизни. Пациентов надо предупредить о том, что они могут испытывать нереалистичные чувства. Такая ситуация по своей природе очень неустойчива, поскольку не произошло ни существенных изменений в отношении к пьянству, ни уменьшения Эго.

Подобная ситуация легко приводит к срыву, или, наоборот, при конструктивном лечении, к следующему этапу, когда алкоголик «не хочет пить».

На этом этапе контроль за компульсивным стремлением выпить становится внутренним, в дальнейшем уходят серьезные размышления по поводу «стоит пить или нет». На этом этапе очевидно отношение индивида к необходимости выпивок и вредности последствий пьянства; он пережил существенную перемену в отношении к пьянству. Конфликт в этих отношениях сохраняется, но на бессознательном уровне. Доказательства того, что они еще существуют, обнаруживаются в фантазиях и снах. Нужно усилить дальнейшую помощь в развитии альтернативных сдерживающих механизмов против стресса и неприятных чувств. Этот этап довольно устойчив. Реактивная грандиозность уже сублимирована на чувство усиленного эго, воздействующего на прежде неподдававшиеся контролю проблемы. Обычно на достижение этого этапа уходит от 6-ти месяцев до года направленной психотерапии.

Третий этап выздоровления: включаются ситуации, в которых алкоголику «уже не нужно пить». Эта стадия может быть достигнута только через инсайт в личностных проблемах и конфликтах индивидуума и их значительное преображение. Привычка употреблять алкоголь здесь может осознаваться как способ реакции на конфликты. Преображая конфликты, находя способы их разрешения, индивид способен уйти к более пригодным способам реакции на проблемы внешнего и внутреннего порядка. Этот этап достигается через психоаналитически ориентированную психотерапию и через понимание себя. Он длится столько, сколько алкоголик воздерживается от выпивки, и воздерживаться ему относительно несложно. По данным многих авторов для достижения этого этапа потребуется от 1 -го до 2-х лет.

После прохождения 2 и 3 этапов некоторые пациенты попадают в ситуации, в которых они считают: «Я могу вернуться к общественно приемлемой выпивке». Это заблуждение возникает у небольшого количества пациентов, так как одним из важнейших условий выздоровления является понимание, что алкоголизм — хроническое заболевание.

А ТЕПЕРЬ НЕМНОЖКО О ПИВЕ

Пиво, ставшее сегодня народным напитком, — самый настоящий убийца-алкоголь. Любое вещество, содержащее в своем составе более 2% алкоголя, считается алкоголем. Только в нашей стране почему-то эти границы явно преувеличены. Огромные деньги, получаемые от реализации пива, затмили глаза не только политикам и бизнесменам, но и нам, простым смертным. Поддавшись рекламным акциям, люди уже не задумываются о том, что любой алкогольный напиток вызывает зависимость. И пиво — не исключение. Более того, большая часть любителей пива становятся потенциальными потребителями более крепких напитков, поскольку снижается способность организма испытывать эйфорию, и он требует прибавить градусов. Другая же часть становится пивными алкоголиками.

Это иллюзия, что можно легко отказаться от пива. Попробуйте, и вам станет понятно. Ну а то, что пиво стало модным напитком у молодежи, факт трагический, сейчас трудно даже приблизительно спрогнозировать последствия его употребления.

Есть еще одна причина для беспокойства, которой я хотела бы с вами поделиться. Она связана с очень легким отношением к бытовому употреблению алкоголя. Да, в нашу культуру незаметно вошло обаятельно-шутливое отношение к опьянению. Рассказы о том, как вчера погуляли, сопровождаются смехом и радостью. Я и сама грешна в этом, уж больно весело рассказывать о приключениях под воздействием алкоголя. Но все это смешно, когда касается абсолютно здоровых людей, для которых такие события не являются нормой. Меня же очень удивило отношение многих к явным проявлениям начинающегося алкоголизма. Это: ежедневное употребление в небольших количествах (но больше допустимой нормы в 50 г водки, например), обязательное присутствие алкоголя при любых семейных или рабочих мероприятиях, употребление алкоголя детьми в присутствии взрослых, снятие напряжения только алкоголем. Подобное отношение всегда приводит к серьезным проблемам.

Не хочется входить в роль назидательной учительницы, но масштабы употребления в нашей стране стали настолько глобальными, что я

не могу не беспокоиться. У меня растут дочери, которым придется выбирать себе спутника жизни. А сегодня из 10 мужчин — 2 наркомана и 6 алкоголиков. Остальные двое пока не определились. И потом мне бы вовсе не хотелось, чтобы, собираясь вместе, молодые люди «бежали за «Клинским»», словно других альтернатив нет.


ЛЕЧЕБНЫЙ ПРОЦЕСС
Комплексное лечение алкоголизма требует довольно большого количества времени. После детоксикации алкоголика рекомендуется вести на несильных успокаивающих средствах, поскольку здесь возможно быстрое развитие злоупотребления. Детоксикация алкоголизма во многих случаях может обеспечиваться на амбулаторной основе. Наркомания же в большинстве случаев нуждается в стационарном лечении.

Направляющее консультирование, проводимое в период детоксикации, способно усилить мотивацию алкоголика на продолжение лечения. После детоксикации необходимы консультирование или более интенсивные психологические подходы.

В индивидуальном лечении важен ряд принципов. Эти принципы применяются, когда алкоголик вовлекается в лечебные отношения с терапевтом, психологом.

Во-первых, если при терапии достигается эффективная реабилитация, пьянство может прекратиться само по себе. Типичными ошибками специалистов являются убеждение в том, что алкоголизм — это симптом личностного расстройства, и попытки лечить это скрытое расстройство. Психологический конфликт существует, но усилия должны быть в первую очередь направлены на достижение пациентом трезвости через интенсивное направляющее консультирование или психотерапию вкупе с применением фармакологических средств. Продолжающий пить пациент не реагирует на подходы консультанта или психотерапевта и между ними может разгореться борьба за власть.

Второй принцип — понимание переноса, который устанавливает пациент на терапевта. Такой перенос очень интенсивен и характеризуется значительным количеством зависимостей в сочетании с враждебным, манипулятивным поведением и «проверками». Амбивалентность исходит из отношений переноса. Алкоголик будет то зависимым, то грандиозным, убежденным в своей способности контролировать пьянство, да и всю свою жизнь в целом, даже если факты свидетельствуют обратное.

Третий принцип — понимание контрпереноса терапевта на продуцирующее поведение и на пьянство пациента, которыми тот проверяет устойчивость интереса терапевта. Из-за такого-то проверочного поведения лечение алкоголика может восприниматься как фрустрирующее и неблагодарное. Терапевт должен осознавать, что он не всесилен в отношении пьянства. Ни он, ни кто либо другой не в состоянии удержать алкоголика от решения выпить. Терапевт лишь способен снабдить алкоголика средствами, помогающими поддерживать режим трезвости, но не в состоянии удерживать его длительное время от выпивки. Только сознательными усилиями пациент может достичь этого. Будучи реалистом, терапевт может ставить условия, касающиеся поведения пациента и обстоятельств, в которых будет проходить лечение. Если пациент не в состоянии подчиниться этим условиям, лечение должно быть прервано.

Целью психотерапии алкоголиков на первом этапе выздоровления должен быть не инсайт, а воздержание. И понимание того, что нельзя вмешиваться, особенно неумело, в личностные структуры алкоголика, может быть, самая трудная часть терапевтического процесса, которая познается лишь с опытом. Попытка изменить направленность защит сопряжена с риском некорректного применения. В результате возможно повышение тревожности или уровня невыраженного гнева, который может привести к возобновлению пьянства или прерыванию пациентом лечения.

ДРУГИЕ ЗАВИСИМОСТИ

Если вы страдаете от какой-либо зависимости, то наверняка знаете об этом. И скорее всего, вам не так трудно это признать. Хотя и тут есть своя тенденция. Чем более сложна и болезненна зависимость, тем труднее человеку ее признать. Люди, склонные к зависимости и страдающие сложными видами зависимости, имеют более серьезные психологические нарушения личности. И одна из них — снижение критики к собственному состоянию. Одним из таких серьезных видов зависимости является зависимость от азартных игр. Прекрасным примером человека с таким видом зависимости был герой фильма «Страна глухих».

ЧТО ЖЕ ДЕЛАТЬ?

Знать, что надежда есть. Если ваша жизнь связана с химически зависимым, а ваша любовь держит, не отпускает вас от него, наберитесь храбрости. У вас есть более чем надежда. В любом случае вы можете помочь себе избавиться от своих собственных чувств отчаянья и подавленности. Наберитесь душевного спокойствия от сознания того, что у вас есть надежда, и вы можете помочь алкоголику или наркоману. Возможностей выздоровления от действия вещества у тех, кто готов принять помощь, сейчас больше, чем от других хронических заболеваний.

Вы должны помнить, что зависимый страдает от реальной болезни и принимать это. Возможно, вам потребуется много времени, чтобы принять мысль: химическая зависимость — это болезнь. Болезнь, которую сам больной контролировать не может. Она обусловлена не слабостью воли, не безнравственностью человека или его желанием навредить другим. Принятие этого поможет вам освободиться от стыда за нее и обратиться за помощью. У вас не будет причин, чтобы осуждать больного или винить себя.

Вы можете помочь ему выздороветь:

√ Во-первых, получив информацию. Ищите любую доступную литературу о болезни, любую информацию, консультируйтесь с теми, кто вылечился.

√ Во-вторых, помогите себе. Не дожидайтесь того времени, когда алкоголик станет искать помощи прежде, чем вы начнете действовать в этом направлении. Помните, что вы нуждаетесь в помощи не меньше.

√ В-третьих, научитесь не делать того, что вы делали в роли потакателя.

√ В-четвертых, не угрожайте, если не можете выполнить своей угрозы. Пациенты признавались в том, что если бы они верили, что их близкие угрожают не напрасно, то задумались бы о последствиях раньше.

√ В-пятых, вы можете заметить кризис, который необходим для выздоровления. Именно во время кризиса зависимый готов обратиться за помощью. Вы можете его поддержать. Глубоко внутри каждого зависимого есть желание сбросить с себя этот груз. Вы можете лишь терпеливо ждать, когда человек сам придет к осознанию необходимости помощи. Этот первый сигнал иногда приходит тогда, когда вы потеряли всякую надежду. Это может быть в период похмелья, ломки, другого кризиса.

√ В-шестых, помните, если вы будете все делать правильно, то день, когда ваши усилия окупятся, обязательно настанет. Будьте полны сочувствия, но не жалости. На долгожданный вопрос: «Что мне дальше делать?» вы должны быть готовы назвать варианты лечения, о которых вы уже узнали.

√ Как бы не врал и не выкручивался зависимый, помните, что у него есть желание лечиться. Просто это слишком тяжелое решение. И не забывайте, что последнее слово за ним. Вам понадобится все ваше терпение, чтобы продолжать идти вперед. Но усталость есть не только у вас, но и у него.

Те, кто многие годы не употребляет алкоголь или наркотик, помогают верить в то, что ход событий можно переломить. Будет нелегко. Но то, что вы обретете на этом пути, и есть неоценимый опыт и мудрость, к которой мы стремимся.

ПРОГРАММЫ ЛЕЧЕНИЯ
На сегодняшний день существует несколько подходов к лечению химической зависимости.

Одним из первых, занявших нишу в этом направлении, является эмоционально-стрессовая терапия. Ее еще называют кодированием. Видов и способов такого лечения существует огромное количество. Его цель — внушение установки на трезвость и отказ от алкоголя. Терапевт как бы использует свою волю, так как у пациента она подавлена. Чем более недостижима фигура терапевта по важности и опыту, тем больше ему склонны доверять пациенты. В основе этого метода лежит вера в могущество терапевта или способа лечения. Это краткосрочный метод — лечение может длиться от одной до нескольких встреч. Есть формы групповых сеансов.

Можно долго критиковать такой способ лечения, но в его основе лежат определенные знания о человеческой психике, которые позволяют применять его как способ остановки употребления. Я знаю многих, кто бросил пить таким способом. Именно пить, потому что прекратить употреблять наркотики с помощью кодирования вряд ли возможно.

Явными недостатками этого метода является то, что не происходит работы с внутренними конфликтами и переориентации личности на трезвый образ жизни. Модели поведения и способы реагирования на стресс не могут измениться в короткие сроки. Отсутствие работы с семьей — также один из больших пробелов в таком лечении.

Один из наиболее эффективных на сегодняшний день методов — 12-ти шаговая программа Анонимных Алкоголиков, которую применяют в различных лечебных центрах. Такие центры есть не только в Москве и Санкт-Петербурге, но и в других городах страны. Эта программа действует и для наркоманов. Она пришла к нам из Америки, но поскольку в ее основе лежат принципы, которые приложимы к любому человеку, то вряд ли есть смысл определять ее национальность. Основанная на духовном возрождении человека и вере в Высшую силу, 12-ти шаговая программа позволяет сделать процесс выздоровления длительным, но эффективным. После лечения в клинике каждый прекративший употреблять наркотик или алкоголь зависимый имеет возможность укреплять свою трезвость, посещая клубы Анонимных Алкоголиков и Наркоманов. Для созависимых действует программа Ал-анон.

Мое знакомство с химической зависимостью произошло на обучении по 12-ти шаговой программе, которое проводили наши коллеги из Америки в Москве. Работая в центре по лечению химической зависимости, я смогла вместе со своими коллегами создать условия, при которых лечение такой сложной болезни приносило свои плоды. Прошло уже несколько лет, как, к сожалению, центр прекратил реализацию программы по независящим от нас условиям, но до сих пор в нашем городе функционирует клуб Анонимных Алкоголиков. И многие наши бывшие пациенты посещают его, сохраняя трезвость и радость жизни. В клубе большое количество новичков, бросивших пить благодаря поддержке и вере, которую они нашли там.

Программа помогла мне приблизиться к пониманию сложной системы зависимости, в которой находится огромное число людей, делающих свою жизнь несвободной и несчастливой. И несмотря на то что в Программе есть свои недостатки, на сегодняшний день — это один из самых эффективных способов лечения химической зависимости, для которого нет ограничений ни по возрасту, ни по социальному уровню, ни по вероисповеданию.

Думаю, что, прочитав эту книгу, вы сами сможете оценить степень возможного положительного результата в лечении. И сможете отличить серьезный подход в проблеме от шарлатанства и желания заработать на вашем горе. Методов много, и если любой из них помог хотя бы одному человеку обрести трезвость, то он имеет право на существование. Возможно, вам придется пробовать не один. Но ваше желание поможет найти именно тот метод, который будет наиболее эффективным. Пусть неудачи вас не останавливают.

У выздоровления существует пять уровней. Первый — это физический. И воздержание здесь является фундаментом. Соблюдение необходимой трезвости и чистоты от всех наркотиков, воздействующих на настроение, — это необходимое условие, но его не достаточно. Если мы имеем дело только с первым уровнем выздоровления, то сталкиваемся с синдромом «сухого пьяницы». Многим алкоголикам известен эффект «сухого похмелья» — состояние физического недомогания при отсутствии употребления вещества. Симптомы ломки у наркоманов часто присутствуют в период трезвости, и могут быть опасным моментом, провоцирующим срыв. У алкоголиков наблюдается такой же эффект. Но более страшную картину мы наблюдаем, имея дело с «сухим пьяницей». Это алкоголик, прекративший употребление, но не изменившийся личностно. Он невыносим в быту и в общении. Постоянная раздражительность, вспышки гнева, обидчивость, депрессивное настроение и другие

психологические нарушения личности становятся более яркими при отсутствии алкоголя. Многие жены зависимых говорят о том, что начинают скучать по прежнему алкоголику, который хотя и пил, но был более уживчивым. С подобным эффектом чаще всего сталкиваются те, кто выбирает наиболее легкий путь лечения, короткий, соответственно, и более дешевый.

Второй уровень выздоровления — ментальный, умственный. Должно наступить умственное прояснение, понимание концепции заболевания, его характеристик. Личностная идентификация с болезнью позволит относиться к ней более серьезно. К сожалению, часто приходится иметь дело с пациентами, которые уже не в состоянии осилить этот уровень. Их мыслительные способности снижены алкоголизмом настолько, что они не могут оценить свое состояние. Интеллектуальный порог находится на уровне умственной отсталости, так как алкоголизм приводит к органическим поражениям головного мозга. Или алкоголику слишком много лет и он находится уже не в здравом уме. Что делать в таких случаях? Это вопрос, на который надо отвечать в каждом конкретном случае по-разному. Иногда единственный способ — это страх, который может удержать от выпивки, поскольку он основывается на инстинкте самосохранения. Иногда — изоляция.

Моральный уровень, пожалуй, самый непростой. Это способность взять на себя ответственность за собственную жизнь, за способность жить в правильных взаимоотношениях с миром. Человеку надо перестать находиться в роли жертвы. Он не виноват в том, что заболел, но несет ответственность за свое выздоровление. Это включает и способность доверять самому себе в достаточной мере для того, чтобы принять последствия своих решений.

На эмоциональном уровне должна пройти серьезная работа с чувствами. Стремление избегать резких эмоциональных взлетов и падений, найти новые источники счастья: новых людей, места, вещи и т. д.

И, конечно, духовный уровень, который поможет открыть смысл и цель своей жизни, развить в себе смирение. «Мы не есть человеческие существа, пытающиеся обрести духовность. Мы есть духовные существа, пытающиеся жить в человеческой форме».


ИНДИВИДУАЛЬНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ

В диагностике необходимо определить мотивацию употребления психоактивных веществ, выяснить подробности предыдущих попыток лечения, определить тяжесть заболевания. Терапевтическую попытку следует рассматривать как способ диагностики.

Акценты в работе — воздержание как выздоровление, предотвращение рецидивов, работа с нарушениями в характере и взаимоотношениях (психическими расстройствами).

Терапевтическая позиция имеет свои особенности. Одним из важных факторов является установление и удержание границ. Необходимо избегать «сговоров» с пациентом. Сделать это бывает трудно, так как химическая зависимость построена на системе сговора. Необходимо помочь пациенту отыграть внутренние конфликты в противоположность аддикции.

Мое четкое убеждение — лечением пациентов с химической зависимостью не должен заниматься обычный психотерапевт, не имеющий специальной подготовки. Я знаю массу примеров того, как полученный вред от такого лечения был не сравним с вредом, причиненным самим употреблением. И после прохождения лечения в специализированном центре пациентам не рекомендуется обращаться за психотерапевтической помощью в течение ближайшего года. Конечно, с условием, что он будет продолжать амбулаторное лечение в самом центре.